Хабаровская Краевая Филармония - официальный сайт
Касса концертного зала: 31-63-68

Антон Шабуров: «В душе я бунтарь»

Этот сезон Дальневосточный симфонический оркестр открыл с новым дирижером. На должность претендовало 18 кандидатур. Но уже пятое прослушивание стало последним. Дирекция хабаровской филармонии сделала выбор, единогласно - Антон ШАБУРОВ. Выпускник Московской консерватории, победитель всероссийских и международных конкурсов, который уверенно называет Чайковского и Вагнера рокерами своего времени. И считает, что хорошая музыка только там, где мастерство и оголены нервы. «Образу Жизни» Антон ШАБУРОВ рассказал, как начинал с баяна, работал монтировщиком сцены и стал главным дирижером оркестра.


Антон ШАБУРОВ - художественный руководитель и главный дирижёр Дальневосточного академического симфонического оркестра (Хабаровск).

Победитель (лауреат I премии) I международного конкурса дирижёровим. Ф. Мендельсона (г. Салоники, Греция).

Победитель (обладатель Гран-при и специального приза зрительских симпатий) III Открытого Всероссийского конкурса симфонических дирижёров им. М. П. Мусина (г. Кострома. 2013).

Лауреат премии губернатора Свердловской области «За выдающиеся достижения в области литературы и искусства» (2010).



Антон, расскажите, как пришли в профессию?


Вдохновил меня дедушка, игравший на баяне. Он не был профессиональным музыкантом, играл по слуху, но это было очень сильное детское впечатление. Я сам уговорил родителей, чтобы меня записали в музыкальную школу, конечно, в класс баяна. Тогда еще я и представить не мог, что стану профессиональным музыкантом. Но мне очень повезло с педагогами, в частности по сольфеджио, музыкальной литературе, фортепиано и, конечно же, оркестровому классу, так что занимался с неподдельным интересом. Во время обучения полюбил рок-музыку. Я всё-таки уроженец города Екатеринбурга, а как раз в 90-е годы в нашем городе творили легендарные группы: «Наутилус», «Агата Кристи», «Чайф», «Смысловые галлюцинации». Конечно же, обожал «The Beatles», а главной любовью всей юности была, да и остаётся группа «Queen». Так называемый жанр «симфонической рок-музыки» открыл для себя чуть позже. Помню, какое впечатление на меня произвела рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда» и концерты групп «Deep purple», «Metallica», «Scortpions» с симфоническими оркестрами. В определенный момент внутри меня произошла спайка всех представлений о музыке. Я понял, что классика и рок не то что могут существовать вместе, это взаимодополняющая история. Постепенно все больше интереса вызывал именно симфонический оркестр. В Свердловском музыкальном училище увлёкся дирижированием. Попробовал свои силы за пультом симфонического оркестра и понял, что это то, чем я хочу заниматься всю жизнь.


Почему многие выпускники без энтузиазма
вспоминают музыкальную школу?


Соглашусь, в мое время во многих музыкальных школах детям прививалась стойкая нелюбовь к музыке. Обучение больше походило на спорт высоких достижений – постоянные подготовки к академическим концертам, конкурсам. Система жесткая, но в отдельных случаях очень эффективная. С советских времен она готовит лучших в мире профессионалов. Только 5% детей продолжают обучение, а остальные 95 % - музыку ненавидят. Большинство стараются музыкальную школу забыть как страшный сон, а вместе с ней занятия на инструменте, которые шли комплектом с отцовским ремнём. Увы, они уже не придут в концертный зал, хотя могли бы стать самыми преданными, просвещёнными слушателями. Лично я в музыкальной школе занимался с интересом, хотя порой не мог устоять перед искушением поиграть в футбол с одноклассниками.


Вы прошли всю эту жесткую школу, училище, две консерватории,
никогда не хотелось бросить все?


Консерватория – не безвоздушное пространство и не волшебный Хогвартс. Ничто человеческое нам не чуждо. Были и обиды, и непонимание, и любовные страсти. Несколько раз в минуты слабости хотелось уйти из музыки, но, слава богу, рядом всегда были чуткие люди, которые поддержали и не дали все бросить окончательно.


Что самое сложное в работе дирижера?


Если говорить именно о работе, то самое трудное – получить свой первый оркестр. Хоть студенческий, хоть любительский, но свой. Причем надо быть готовым к тому, что первое время ты будешь выполнять самую черновую работу. Многие талантливые молодые выпускники консерваторий ломаются именно на этом этапе. Пока учатся, они-то себя представляют за пультом Венского симфонического оркестра, а в реальности вынуждены играть довольно странный репертуар, да еще и организовывать весь быт, чуть ли не стулья в зале расставлять. Очень важно на этой стадии не потерять ощущение высокого полета. Вспомните биографию великого композитора и дирижера Густава Малера. В начале карьеры он дирижировал в маленьких театрах Ольмюца и Касселя и был вынужден ставить оперу Вагнера с одной трубой и несколькими скрипками. Его письма пестрят воспоминаниями о том, как он безумно страдал, потому что понимал, насколько это далеко от идеала. Но именно благодаря этим годам он выковался как дирижер.


Я и сам всё это проходил: работал грузчиком в оркестре, инспектором, библиотекарем, монтировщиком сцены. В то время мне казалось, что это несправедливо, но сейчас понимаю: хорошая была школа жизни. Как у Суворова, путь до фельдмаршала начинается с солдатского мундира. Так же и в оркестре. Если музыканты видят, что ты с ними наравне, да еще и не гнушаешься самой простой работы, то постепенно открываются, и ты получаешь некое моральное право руководить ими. Если же молодой дирижер попадает в оркестр сразу на ведущие позиции, то может быстро «сгореть».

Насколько сложно найти психологический контакт с оркестром? Зрителям из зала кажется, что музыканты даже не смотрят
на дирижера?

У некоторых зрителей часто возникает такое ощущение, да и сами музыканты нередко могут сказать что-то из серии: «Мы на него и не смотрели, нас не собьешь». Но я много раз наблюдал, как один и тот же оркестр, выступая с двумя разными дирижерами, звучит совершенно по-разному. При том, как вы говорите, они не смотрят ни на одного, ни на другого. Хорошие музыканты не могут не зависеть от дирижера, они воспринимают его на интуитивном уровне, не говоря уже о боковом зрении. В любом случае они становятся, как говорит Геннадий Николаевич Рождественский, рефлектором намерений дирижёра, хотят они этого или нет.

Движение руками - самая яркая и заметная часть дирижерской профессии, но она вторична по смыслу. Важно донести авторскую идею до музыкантов, добиться выразительности, передать музыкальное дыхание, выстроить форму. В этом главная задача дирижера. И научить этому невозможно. Этому можно научиться, а если быть более точным, развить в себе, если это ощущение заложено.


Что любите слушать в свободное время?


Если говорить о том, какая музыка играет в машине или в наушниках во время занятий спортом, то это точно не классика. Классическая, или шире – академическая музыка не может идти фоном, она моментально отвлекает всё внимание на себя, и, к примеру, за рулём это небезопасно с точки зрения аварийности. Возможно, это такая моя профессиональная деформация. Поэтому слушаю рок-музыку, причём в зависимости от настроения это может быть либо Queen, либо русский рок, либор даже heavy metal. Всё-таки рок как жанр созвучен каким-то ноткам в моей душе. Где-то внутри я бунтарь.


В вашей жизни как-то еще отражается бунтарский дух?


Конечно. Я человек, склонный компромиссу, меня можно переубедить аргументами, но практически невозможно заставить заниматься нелюбимым делом. И грозить мне увольнением или чем-то подобным абсолютно бесполезно. В таких случаях мой бунтарский дух проявится максимально. К примеру, я не приемлю никакой политики на сцене. Ни за власть, ни против власти. Конечно, мы не живем в вакууме, но выносить на сцену свои взгляды (а ещё хуже, если не свои, а скажем так, взгляды начальства) и делить публику на тех, кто согласен - не согласен, я не буду. Вторая особенность, я человек импульсивный и иногда склонен к каким-то резким, почти гусарским поступкам и решениям. Корю себя за это, но ничего не могу с собой поделать.

 

 


Насколько вы требовательны к себе?


Сложный вопрос. В одном я очень требователен к себе, а в другом – полный разгильдяй. Даже сейчас вы видите у меня на рабочем столе творческий беспорядок: цветные карандаши, бумаги, папки. Думаю, это не хаос, а конфигурация порядка в том смысле, каким я его понимаю. Мне не очень нравится, когда всё разложено по полочкам. С другой стороны, в быту стараюсь следовать простому рецепту: «научитесь мыть посуду сразу после использования, и в вашей жизни многое изменится». Так и есть. Невымытая сковородка - первый шаг к депрессии. Приятное окружение мотивирует. Как только я себе позволяю расслабиться в быту, то тут же скисаю. Огромная природная лень побеждает со страшной силой.


Есть мнение, что рок-музыка не совпадает с биоритмами человека,
в то время как классическая - отождествляет гармонию.
Как в вашем сознании уживаются два этих направления?


Классическая музыка намного шире и разнообразнее, чем принято считать. Это не благозвучная мелодия в телефоне, которую вы слышите после слов «ваш звонок очень важен для нас». Не просто приятные ритмы для медитации или тайского массажа. Слушаете, и вам хорошо, комфортно и приятно. Классика, напротив, выводит из зоны психологического комфорта, дает толчок для внутреннего роста, и никакого совпадения с биоритмами как главной цели здесь быть не может. Да и я бы не стал противопоставлять два этих жанра, напротив, язык рок-музыки очень близок классике. Бетховен, Вагнер, Дебюсси, Чайковский, Малер – это же бунтари, настоящие «рокеры» своего времени, за счет которых развивалась музыка. В партитурах Шнитке часто встречаются элементы рок-музыки – электрогитара и бас-гитара. В музыке Шостаковича столько разных ритмов и такой накал страстей, которые современной рок-музыке и не снились.


Какие музыкальные жанры вы не приемлете?


Согласен с Вольтером, говорившим, что «любой жанр хорош, кроме скучного». Хорошая музыка появляется при слиянии большого мастерства и оголенных нервов. Когда музыкант играет, потому что не может не играть. Ведь и в классической музыке есть огромное количество графомании. И в этом смысле жанр не становится решающим фактором. Я не большой фанат рэпа и хип-хоп культуры, и совсем далек от шансона и современной эстрады. Но, слушайте, когда там композиции с оголенными нервами и при этом попадание в ноты, то для меня такое творчество становится поводом для восхищения.


Каким образом вы подбираете произведения для концертной программы?


Не хотелось бы бросаться красивыми словами про вдохновение, но это действительно так. В какой-то момент накопленные знания кристаллизуются и выстраиваются в концертную программу. Порой идея приходит в самый неожиданный момент. Как-то проснулся посреди ночи и начал записывать программные вещи. Дальше происходит примирение идеи с возможностями оркестра. В новом сезоне будет много интересного. «Симфоническая Одиссея» на два часа перенесет публику в далекие страны, познакомит с музыкальной культурой Испании, Франции и Чехии. В декабре этого года приглашаю вас на концерт «Шедевры немецкого романтизма», на котором я планирую поделиться своими мыслями о немецкой культуре.


Какие задачи сегодня стоят перед Дальневосточным
Симфоническим оркестром?


Безусловно, мы будем расширять состав. Первые два скрипача уже приехали из Екатеринбурга. Но это не значит, что пока состав оркестра окончательно не сформирован, оркестр и слушать не надо. Главный вопрос в отдаче каждого музыканта, и мы над этим работаем. Оркестр играет на уровне, но всегда нужно сопоставлять то, что ты делаешь, с тем, что композитор хотел этим произведением сказать, а также со своей внутренней планкой совершенства. И здесь нет предела.

 

Марина Шабалова
Фото: Игорь Желнов, Игорь Чураков

Источник: http://present-dv.ru/obraz/anton-shaburov-v-dushe-ya-buntar-852